понедельник, 18 апреля 2011 г.

Свобода воли как иллюзия

Один из лучших фильмов, что я видел за последние несколько месяцев - это Adjustment Bureau ("Меняющие реальность") Джорджа Нолфи: чудесная, очень добрая и романтичная история, которая своим существованием доказывает, что даже из полубезумной паранойи Филиппа К. Дика можно сделать попкорновую конфетку, приложив немножко вкуса, таланта, Мэтта Дэймона и Эмили Блант. Не знаю как вам, а у меня фильм однозначно побеждает в номинации "лучший повод для scifi-гика посетить кинотеатр вместе с девушкой", заодно унося приз зрительских симпатий "как при этом обоим не умереть со скуки". Но, несмотря на всю трогательность и кажущуюся несерьезность фильма, определенные размышления (в части, касающейся НФ) могут быть вынесены. И они будут вынесены.

Согласно сюжету фильма, как вы помните, существует некий План, за выполнением которого следит специальная служба. Сотрудники этой службы обладают клевыми гаджетами и склонностью телепортироваться сквозь дверные проемы. Обязательный конфликт строится на том, что персонажу Дэймона совершенно необходимо проявить свою свободу воли и нарушить пресловутый План, а бюро корректировки строит ему мелкие пакости, направляя поступки протагониста заведомо известное русло. Забавно здесь вот что. Дело в том, что, насколько мы сейчас можем судить, человек вообще не обладает никакой "свободой воли", потому что вот эта служба корректировки встроена в наш мозг с рождения. Более того, создание такой службы в реальной жизни, вполне возможно, является фантастикой намного более близкого прицела, чем, скажем, пилотируемые полеты по Солнечной системе. Сейчас я попробую пояснить.

Наши мысли, поведение и поступки полностью и однозначно определяются электрическими и химическими процессами, происходящими в мозгу. Любое состояние мозга, любой шаблон нейронной активности находятся в причинно-следственной связи с предыдущими состояниями. В свою очередь, состояние мозга может быть полностью описано в терминах синапсов и нейротрансмиттеров. Соответственно, зная состояние системы из нескольких десятков миллиардов нейронов и причинно-следственные связи, которые лежат в основе их взаимодействия, мы можем совершенно точно предсказывать поведение и поступки абсолютно любого человека. И это именно то, к чему, потенциально, приведет решение задачи моделирования человеческого мозга.

Вообще говоря, моделирование работы человеческого мозга - одна из важнейших задач современной науки, краеугольный камень нейрофизиологии. На пути построения полномасштабной модели мозга существует огромное количество нерешенных проблем, и, наверное, еще больше проблем, о существовании которых даже вообще неизвестно, но я, пожалуй, разделю робкий оптимизм ученых и энтузиастов и присоединюсь к мнению, что такая модель рано или поздно будет создана. Создание модели мозга подразумевает, что мы, обладая сведениями о неком начальном состоянии системы из десятков миллиардов нейронов и учитывая все возможные воздействия на эту систему, можем предсказать состояние мозга в любой произвольный момент в будущем. Собственно, создание моделей, которые с разной точностью предсказывают будущее поведение реальных объектов и явлений - это и есть то, чем занимается наука. Применительно к человеку это означает, что мы можем изловить одного, провести детальное сканирование мозга (в светлом будущем оно, конечно, будет нелетальным) и получить исчерпывающее описание его дальнейшей жизнедеятельности - то есть составить План, как в фильме. Вот этот безысходный детерминизм, это крах мифа о свободе воли и выбора, пожалуй, и есть самое жутковатое последствие успехов нейрофизиологии.

На самом деле, конечно, не всё столь безнадежно и не так страшен детерминистский ад, каким он кажется при первом рассмотрении. Конечно, мы можем предаться излюбленному пороку физиков и составить модель сферического мозга в вакууме, и эта модель, скорее всего, даже будет работать и предсказывать мысли этого несчастного мозга. Однако мозг настоящего, живого человека каждую микросекунду получает просто уйму информации от окружающего мира, и содержание этого потока информации, конечно же, мы не можем предсказать никак. Тем не менее, даже в этом случае реакция человека на внешние раздражители будет полностью определяться ни в коей мере не абстракциями типа "свободы воли", а вполне конкретными процессами в мозгу. Совершенно точно можно предсказать, бросится ли молодой человек мужественно переводить старушку через Садовое кольцо, или равнодушно пройдет мимо. Или, что важнее, решится ли террористка нажать спуск, или нечто внутри неё щелкнет и сломается.

Такими вопросами задавался еще Спилберг в Minority Report (что характерно - тоже по произведению Филиппа К. Дика). Как и создатели Adjustment Bureau, он показал персонажа, который реализует свободу выбора там, где от него этого не ждут, и ломает систему, основанную на нейродетерминизме, на предсказании поступков. Но если киношные мутанты-провидцы и службы корректировки ещё могли себе позволить такие странные непредсказуемости поганца-героя, то алгоритмы будущего, которые совершенно точно знают, как ваш мозг склонен поступать в любой ситуации - уже никогда.