пятница, 10 июля 2009 г.

Кое-что про советскую электронную промышленность

(логотип завода  "Ангстрем", Москва, СССР)
Один из моих самых любимых сайтов, посвящённых советским достижениям в вычислительной технике - Музей советских калькуляторов. На нём собрано очень много артефактов отечественной аналоговой и цифровой электроники второй половины прошлого века, с изображениями и достаточно подробной информацией об экспонатах. Несколько особняком на этом ресурсе стоит страничка, посвященная заводам-изготовителям упомянутых девайсов. В сущности, там перечислены все-все предприятия, имевшие отношение к потребительской электронике и участвовавших в выпуске калькуляторов; надо ли говорить, что по современным меркам количество заводов ошеломительно велико и вплотную приближается к ассортименту корейских брэндов, выпускающих бытовую технику.
 (логотип завода  "Светлана", Ленинград, СССР)
Характерно, что вся отечественная электронная промышленность была либо полностью под крылом ВПК, либо тесно с ним связана. Мне кажется, именно в этом причина беспрецендентного краха российской микроэлектроники и, в результате, потери каких бы то ни было надежд на этом направлении современных технологий. Возможно, будь подобные заводы самодостаточными, они получили бы шанс остаться на плаву в 80-х и начале 90-х: более поздний период уже нет смысла рассматривать, поскольку к середине 90-х закон Мура начал покорять мир своей хоть и эмпирической, но все же неотвратимой сущностью. По поводу упадка цифровой техники в нашей стране я как раз сегодня беседовал со своим директором. Шеф настаивал, что в СССР и в России вообще никогда не было микроэлектроники; монструозные ЕС ЭВМ были полными клонами машин IBM, а более поздние выкидыши отечественного инженерного гения типа "БК-0010" до сих пор снятся в кошмарах сэру Клайву Синклеру.
Более того, даже элементную базу наши инженеры не разрабатывали с нуля: 155-я серия микросхем, "начало начал" цифровой электроники, была полностью скопирована с серии SN-74 от Texas Instruments, и при этом отечественная продукция уступала оригиналу по всем параметрам. Следовательно, изначально у советского хайтека не было ни малейшего шанса в противостоянии с импортными технологиями; момент был упущен уже тогда, когда Роберт Нойс ещё только мечтал о микропроцессоре. Исходя из этой мысли, на упомянутое разнообразие заводов-изготовителей калькуляторов приходится смотреть не как на ростки будущего, загубленные эпохой перемен в конце века, а как на странное недоразумение, рожденное в тщетных попытках нагнать разгоняющийся по экспоненте технологический состав. К бесконечному сожалению.