среда, 11 июля 2012 г.

Ученые, изучающие общество, заметили, что сознание индивидуума, находящегося в одиночестве, является уязвимым со стороны галлюцинаций и иррациональных страхов. Когда мы разговариваем с другим человеком, даже о самых банальных вещах, таких как погода или вчерашний бейсбольный матч, наше сознание воспринимает одну и ту же реальность на двоих.  Даже такое приветствие, как «Удачного дня!», заверяет нас, что мы существуем, поскольку другие люди замечают нас и заботятся о нашем самочувствии. Таким образом, основная функция даже самых повседневных встреч с людьми заключается в поддержании реальности происходящего. Это необходимо, иначе наше сознание превратится в хаос.
...
По мнению многих мыслителей прошлого, мужчины и женщины могут осознать свой потенциал только тогда, когда они ничего не делают. Греческие философы считали, что мы становимся по-настоящему людьми именно в свое свободное время, посвящая его собственному развитию – обучению, занятию искусствами и политической деятельностью. В действительности английское слово «школа» (school) происходит от греческого слова scholea, обозначающего «досуг», так как греки полагали, что лучшее использование свободного времени – это обучение. 
...
Цель переговоров по поводу брака, которые включали точные подсчеты приданого невесты и ее «цены», заключалась в том, чтобы гарантировать, что дети, рожденные в этом союзе, не станут бременем для общества. Во всех обществах родители и родственники невесты и жениха брали на себя ответственность поддерживать материально, а также обучать детей, рожденных в браке, ценностям и правилам, принятым в обществе. Пока что ни одно общество – ни Советский Союз, ни Израиль, ни коммунистический Китай – не смогло придумать, как уничтожить семью и заменить ее другими социальными институтами. Один из великих парадоксов нашего времени заключается в том, что, имея самые лучшие намерения, либеральный капитализм смог ослабить семью больше, чем это когда-либо было ранее – не придумав для нее никакой замены.
Михай Чиксентмихайи

пятница, 15 июня 2012 г.

Непонятно, почему некоторые считают, что творческий процесс - это какая-то магия родом откуда-то из темного неведомого подсознания. Любое созидание всегда есть компиляция новых образов (необязательно визуальных) из имеющихся. Например, Бетховен в своих первых симфониях использует довольно заезженные музыкальные ходы, которые были популярны в его время, но в последних найти "хвосты" чужих работ уже очень трудно: он достиг того уровня мастерства, когда новое складывается из мельчайших частей старого и распознать, откуда эти части, очень сложно. Соответственно, повышение количества и разнообразия образов в голове напрямую коррелирует с креативностью. Именно поэтому самые популярные сетевые персонажи рунета постоянно ездят в какие-то совершенно невероятные путешествия и на вопрос "что не хватает в жизни?" отвечают "новых нейронных связей".

Креативность - это перебор и одновременная компиляция в разных комбинациях имеющихся данных. Осознав это, "креативить" становиться намного легче, ведь в современном медиа-пространстве вся литература, всё кино и музыка, все сетевые меметические эпидемии являются вариациами лишь нескольких базовых нарративов, возраст которых сравним с возрастом цивилизации. Everything is a remix. И даже если кажется, что в голове возникла свежая уникальная идея, она не прилетает из глубин космоса - это просто мозг неосознанно занимался перебором. Вся проблема креативности состоит лишь в объеме новых впечатлений. Для мозга нет ничего хуже, чем ежедневная рутина, чем нервные импульсы, каждую секунду изо дня в день пробегающие по одним и тем же синаптическим щелям.

вторник, 12 июня 2012 г.

Так называемая «врождённая грамотность» – это ведь, по сути, зрительная память. Человек запоминает слова как картинки. И неправильная картинка для него просто неприятна – ну, как собачка, которой вместо глаза лапу пририсовали, фу, уродство какое. Замечали, как «врождённо грамотный» человек проверяет правописание слова, если вдруг засомневался? Он берёт, пишет на листочке оба варианта – а потом из них с омерзением замазывает. Густо-густо, чтобы не просвечивало – нельзя же такой кошмар на виду оставлять! А нынешняя школа этого не понимает и мучает народ фонетическим разбором: вот, дети, напишите слово «собака» через а, потому что мы его так произносим! В результате в памяти застревают обе картинки – и правильная, и неправильная, – и мучайся потом, выбирай, которая какая. Согласитесь, когда одна картинка кажется правильной (на самом деле – просто привычной), а другая вызывает активное отвращение, выбирать куда проще.
Светлана Бурлак

суббота, 9 июня 2012 г.

Постиндустриальное общество превращается в "общество спектакля", разыгрываемого на громадной сцене, в общество эмблем, ярлыков, позументов, костюмов, масок; в общество, где вместо принципа "быть, а не казаться", который пыталась осуществить культура Модерна, в полной мере реализуется противоположный концепт: "казаться, а не быть". Иными словами, оно превращается в общество клоунады, в общество, где имитация жизни важнее, чем собственно жизнь, в общество, где не имеет значение, есть бог или нет, существенно лишь, чтобы иконостас был выставлен в свет юпитеров и блестел от золота.
Ги-Эрнст Дебор, "Общество спектакля", 1967
- Современный человек, если он не орк, конечно, должен постоянно прикидывать, как он выглядит, и вести себя так, будто его снимают. Потому что съемка может начаться в любой момент.
- Почему ты решила, что там камера?
- Ее там может и не быть, - сказала Хлоя. - Но вести себя надо так, как если бы она там была.
Виктор Пелевин, "S.N.U.F.F."
Кто внимательно читал «северные» рассказы Джека Лондона, должен помнить, как происходит выяснение отношений в стае полудиких ездовых собак. Претендент на первое место затевает с вожаком стычку, а расположившаяся вокруг стая следит за ходом поединка. Если один из противников начинает сдавать или падает, другой может спокойно отойти в сторону: свора бросается на неудачника и рвет его на части. 
Макаки поступают так же. Доминанту достаточно только приступить к наказанию подчиненного, как остальные радостно спешат на помощь, причем наибольшую активность проявляют нижайшие из низших, ютящиеся на самом дне пирамиды. Вчерашние парии получают карт-бланш и с упоением травят неугодного: бьют и кусают несчастную жертву, бросают в нее калом, тычут подвернувшейся под руку палкой. Интересно, что к этому подключаются и самки, обычно не играющие в иерархические игры самцов, причем действуют усерднее всех. Такой простой механизм позволяет доминанту без особого риска для себя подавлять нижестоящих. Стоит только начать, а дальше общество докончит. 
Коллективные расправы всегда осуществляются руками негодяев и люмпенов, обитателей социального дна, не желающих и не умеющих отвечать за свои поступки.
Лев Шильник, "Разумное животное. Пикник маргиналов на обочине эволюции"
Разговор с мамой навел на мысли о вере, о родителях и о том, как они формируют нашу систему взглядов и убеждений. В смысле, что бы ни делали папа с мамой – и хорошее, и плохое, – это автоматически разрешает тебе поступать точно так же, не мучаясь чувством вины. Папа угоняет машины? Ладно, попробуем! Мама ходит на мессу по воскресеньям? Значит, я тоже буду ходить. Конечно, часто бывает, что дети идут наперекор родителям. Но когда родители говорят, что они вообще ни во что не верят – против чего бунтовать? Бунтовать можно против чего-то. А когда нет ничего, чему можно противиться, какой смысл затевать мятеж? С другой стороны, если ты, согласившись с родителями, тоже решишь ни во что не верить, ты все равно остаешься ни с чем. То есть без ничего, во что можно верить и с чем соглашаться. Те же яйца, вид сбоку.
Дуглас Коупленд, "Поколение А"

Мне кажется, Главная Книга Современности (которую, конечно же, прямо сейчас пишут сотни людей), просто обязана в том или ином виде обыгрывать эти цитаты.

понедельник, 4 июня 2012 г.

Коупленд. "Поколение А"

Замечательный постмодернистский текст обо всём том, что прямо сейчас витает в атмосфере будней - о крайностях инидвидуализма, о тупике одиночества, о крахе нарратива и, конечно же, о новых людях, которые, безусловно, окажутся лучше нас. Умная социальная фантастика всегда была на вес золота, а уж когда за неё берется Коупленд - шедевр неизбежен. Вкуснейший освежающий коктейль из легкого безумия, печальной иронии, социопатии, глобальных коммуникационных сетей, умирающих экосистем и коллективного разума: выпив, хочется ещё и еще.

понедельник, 28 мая 2012 г.

"Мы очень рано поняли, что надо отделять официоз, пропаганду, связанную с космосом, от того, что реально делается. Несмотря на дикую цензуру, все-таки удавалось как-то увидеть, что на самом деле происходит. Все эти наши победы, Гагарин, Титов: ясно было, что это только для публики. Нас интересовали исследования Луны, Венеры, Марса, какие-то технические вещи. И тут никаких обвалов не произошло. Мы перестали быть первыми в космосе? Да мы там и не были первыми никогда на самом деле. Наши формальные рекорды держались на авантюризме, на засекреченности работ и личной храбрости пилотов. А космонавтика – это индикатор технического уровня страны и культуры производства. Если половина жителей в стране не знакома с теплыми туалетами, эта страна не может быть лидером в технике, особенно в такой, как космонавтика."

Владимир Сурдин (via)

"Еще недавно радио было основным источником информации, у каждого дома был радиоприемник, который работал на коротких волнах. В этом диапазоне волны уходят в космос. То, чем мы сегодня пользуемся, – это телевизионный сигнал и FM диапазон. Сто лет прошло с момента изобретения радио, а Земля опять стала затихать в радиодиапазоне. В основном наша связь – оптоволокно – никак себя не проявляет. Так что, может быть, этот период, когда цивилизация использует радиосвязь – очень короткий: вчера изобрели — сегодня уже поняли, что это неинтересно. И мы опять стали невидимы, неслышимы во Вселенной. Наша цивилизация снова стала радиотихой."

воскресенье, 19 февраля 2012 г.

Три закона генетики поведения Э. Туркхеймера:

1. Все поведенческие признаки людей - наследственные, то есть в какой-то мере зависят то генов.
2. Эффект генов сильнее, чем эффект воспитания в одной семье.
3. Значительная часть вариабельности людей по сложным поведенческим признакам не объясняется ни генами, ни влиянием семьи.

Эти три закона - эмпирически обобщения, "выстраданные" специалистами по генетике человеческого поведения в ходе многолетних исследований. Для родителей это все выглядит очень даже неутешительно: получается, что от воспитания в семье социальные качества ребенка зависят лишь в незначительной степени. Заметно большее влияние оказывают гены, еще большее - те внешние факторы и жизненный опыт, на которые семья повлиять не может.

Практический вывод из этого очень простой. Если вы хотите, чтобы ваши дети были добрыми, лучше не строить лишних иллюзий о "правильном воспитании", а выбирайте себе доброго супруга. Так надежнее.

пятница, 13 января 2012 г.

Из нового научно-популярного суперблокбастера Александра Маркова "Эволюция человека", которым сейчас зачитываются, по-моему, вообще все вокруг, удалось почерпнуть массу совершенно удивительных фактов, доселе мне неизвестных: например, что наш общий с обезьянами эволюционный предок внешне был больше похож на человека, чем на шимпанзе. Или вот неандертальцы. Сейчас уже известно, что волна экспансии хомо сапиенсов, докатившись из Южной Африки в Европу, заселенную тогда неандертальцами, смела аборигенов в эволюционную пучину. Любопытно, что неандертальцы все-таки не пропали бесследно: они скрещивались с сапиенсами, поэтому мы все, потомки первых европейцев и азиатов, немножко, так сказать, метисы. У каждого из нас примерно 1-4% генов альтернативного человечества. На сегодняшний день настоящие, чистокровные представители биологического вида "homo sapiens", не содержащие примесей других генов, водятся лишь в Африке южнее Сахары и выглядят преимущественно вот так.

История имеет сослагательное наклонение лишь в трэш-фантастике, заполонившей книжные магазины, но даже среди этих сумерков рассудка я, кажется, никогда не встречал спекуляций на тему победы неандертальцев над сапиенсами в эволюционной гонке. Ох уж эти высокие, сильные, крепкие и мозговитые северяне! Что, если бы именно они оставили за собой Европу и Азию, а сапиенсов прогнали обратно в Африку? Как бы выглядела цивилизация, если бы на планете сосуществовали две разновидности людей?

Кстати, о культурном разнообразии: я тут недавно цитировал Талеба, и там упоминалась некоторая статья в Science, касательно национальной самобытности. По поводу этой статьи возникли вопросы, так вот, если вам интересно: имелась в виду вот эта работа: Robins, Richard W., 2005, "Psychology: The Nature of Personality:Genes, Culture, and National Character." Science 310: 62-63 (pdf, спасибо, Юра!)

среда, 28 декабря 2011 г.

"Фрейдизм можно сравнить с теорией, разработанной группой первобытных людей, которые нашли действующий автомобиль и пытаются объяснить его работу, не имея возможности открыть капот. Они заметят сильную корреляцию между нажатием на педаль газа и продвижением вперед и будут строить теории, что эти два явления связаны некоторым механизмом, превращающим жидкость в движение колес — вероятно, огромной белкой в колесе или каким-то гомункулусом. Но относительно углеводородов, внутреннего сгорания или клапанов и поршней, совершающих это преобразование, они останутся в полном неведении. Фактически современная неврология подняла капот и дала нам взглянуть, хоть и через узенькую щелочку, на двигатель. С десяток нейромедиаторов, таких как серотонин, дофамин и норэпинефрин, управляют срабатыванием нервных синапсов и передачей сигнала по нейронам мозга. Уровень этих медиаторов и их взаимодействие непосредственно сказываются на нашем субъективном самочувствии, самооценке, ощущениях, страхе и так далее. Их уровни подвержены действиям окружающих обстоятельств и очень связаны с тем, что мы понимаем под словом "личность". 

"Существует несколько тревожная симметрия между прозаком и риталином. Первый широко назначается депрессивным женщинам с дефицитом самооценки; им он дает самоощущение самцов альфа, вызванное повышением уровня серотонина. С другой стороны, риталин в основном назначается мальчикам, которые не могут тихо сидеть в классе, поскольку природа их для этого не предназначила. Таким образом два пола исподволь подталкиваются к средней андрогинной личности, довольной собой и социально приемлемой, что в современном американском обществе считается вполне политически корректным результатом." 

"Есть поговорка, что прогресс экономической науки движется вперед не шаг за шагом, а похороны за похоронами; и это, к сожалению, вернее, чем многие хотели бы признать. Выживание базовой “парадигмы” (например, кейнсианства или фридманизма), формирующей мышление большинства интеллигентов на данном отрезке времени, зависит не столько от эмпирической очевидности, как можно было бы подумать, но от физического выживания людей, которые эту парадигму создали. Пока они находятся у вершин возрастных иерархий вроде ученых советов, комитетов по постоянной должности и советов попечителей фондов, базовая парадигма остается практически неколебимой." 

Фрэнсис Фукуяма.

понедельник, 26 декабря 2011 г.

"Обратите внимание: ничего не зная о человеке, мы обычно судим о нем по его национальности, то есть по его корням. Я утверждаю, что все эти корни — сплошная фикция. Все эти рассуждения про национальный менталитет — не что иное, как складно рассказанная история, удовлетворяющая лишь тех, кто жаждет объяснений всему и вся. Ею пользуются от безысходности, когда не удается отыскать более "похожей на правду" причины (вроде какого-нибудь фактора эволюции). Люди дурачат самих себя россказнями о "национальной самобытности", которая разнесена в пух и прах в оригинальной статье за подписью шестидесяти пяти ученых в журнале "Science". "Национальные особенности" хороши для кинематографа, еще они незаменимы на войне, но все-таки это чисто платоническое понятие. Однако и англичанин, и неангличанин свято верят в существование "английского национального характера". В реальности пол, социальное положение и профессия в гораздо большей степени определяют поведение человека, чем национальная принадлежность. Мужчина-швед больше похож на мужчину из Того, чем на женщину-шведку; у философа из Перу больше общего с философом из Шотландии, чем с дворником-перуанцем." 

Нассим Талеб