среда, 24 июня 2009 г.

Юрий Никитин. "2024-й"

По замыслу автора, еще в предисловии подчеркивающего, что "в этом романе я затрагиваю все сферы будущих изменений в обществе, именно все", это - футурологический роман. Всеобъемлющий, призванный показать все аспекты общества недалёкого будущего. Отличная задумка, правда? Но не получилось. А получилось - беспомощное, вымученное и тоскливое говно. Нет, серьезно.

В предисловии же автор предусмотрительно наносит ещё один упреждающий удар: "Что ж, если кто-то опять же заметит в 2024-м только сексуальные сцены, это скажет о комплексах читающего, а не автора". Проблема в том, что кроме описания эскалации сексуальной раскрепощенности в этой книге нет ровным счетом ничего, вообще, совершенно. Я тут не возьмусь анализировать свои комплексы, но друзья, честно, когда хуй называют хуем - тут комплексуй не комплексуй, а факты налицо.

В этой книге нет сюжета. Ну просто - нет и все тут. Достаточно объемная книга на всем своем протяжении повествует о скучных буднях конторы, занимающейся разработкой онлайн-игр. С ходом времени дела у фирмы идут всё успешнее, она расширяется, сотрудники богатеют. Это всё. Повествование ведется от лица Владимира, директора фирмы и "трансчеловека". Ну то есть как "трансчеловека"... Видите ли, Владимир знает слово "сингулярность" и время от времени его употребляет, скучно и банально рассуждая о будущем человечества. Сингулярность в мыслях героя имеет некий образ чистилища. Это практически во всех случаях сводит упомянутые рассуждения к идее "как всё заебло, скорей бы сингулярность".
"Я чувствую, что все настроены за то, чтобы политиков в сингулярность не брать. Я угадал? Как и алкашей, наркоманов, футбольных фанатов и прочий человеческий мусор".
(Литературная сценка "Небыдло проводит отбор в светлое будущее". Исполняется не впервые)

Словом, идеями трансгуманизма (если, конечно именно они имелись в виду под понятием "трансчеловек"), тут и не пахнет. Пахнет идиотским пафосом, снобизмом, элитизмом и общим долбоебизмом. Это повсюду, во всех монологах. Самое забавное, что совершенно непонятно, на каком основании Владимир ставит себя выше всего того быдла и идиотов, которые его, беднягу, окружают: как человек он мудак, к успехам фирмы отношения не имеет ровно никакого (хотя и директор), да и умом, прямо скажем, не блещет. Парадокс.

Да ладно, отсутствие сюжета и отвратительные герои были бы не так неприятны, если б Никитин на самом деле сдержал обещание и придумал оригинальную и яркую картину близкого будущего. Но нет, фантазии и желания автора хватило лишь на раскрытие темы сексуального либерализма, помноженного на чудеса пластической хирургии и, под конец, - генетики. Зато уж сексуальные отношения следующего десятилетия расписаны с любовью. Я просто приведу коротенькую цитату, которая полностью и исчерпывающе опишет стиль, тематику и наполненность повествования.
"Пришлось даже позволить ей отсосать, очень уж надувала губки, мол, отстраняю, а теперь, сглотнув, заметалась счастливая и довольная...".
Подобные жемчужины раскиданы по всему тексту - омерзительные, пошлые и тупые, как раз в стиле лексикона быдла, которое так ненавидит Владимир. Ситуацию усугубляло то, что до "2024" я как раз перечитывал "Распознавание образов" Гибсона, и после динамичного, отточенного, лаконичного и образного языка мэтра лубочное повествование Никитина - как сонеты Шекспира по сравнению с ПТУ-шными частушками. Зато в избытке - залихватское петросянство и "свежие" шутки на тему "скормить всех бездомных голодающим" и "да здравствует хлюпанье мокрых влагалищ" (я серьезно, там действительно это всё есть).

Самое печальное, что тема новой нравственности, отказа от приватности и сексуальной раскрепощенности в мире недалёкого будущего была уже блестяще раскрыта в великолепном романе Линор Горалик и Сергея Кузнецова "Нет". И там, насколько я помню, авторы вполне обошлись без пафосных предисловий-самооправданий, без "услышанной-краем-уха-где-то-в-интернетах" сингулярности и без дешевой похабщины. Ладно, всё, на этом психоанализ закончен, брр. Хватит с меня отечественной фантастики еще на год вперед.