понедельник, 6 июля 2009 г.

Книги-создатели НФ-жанров

Как-то недавно в Вики искал информацию, кто же стал открывателем жанра "постчеловеческая космоопера", и, в общем, в Вики как раз ничего не нашел, зато нашёл много чего интересного на профильных ресурсах, и вот теперь хочу всё это обобщить и сделать пост про книги, которые породили целые направления в sci-fi.

Первый контакт. Артур Кларк, "Конец детства". Вообще тематика "первого контакта" - это краеугольный камень НФ, и, наверное, двух третей вообще всей фантастики, особенно времен "золотого века НФ", связаны как раз с первым контактом. Но именно в "Конце детства" контакт с инопланетной цивилизацией как таковой выходит на первый план и сам становится темой романа, а не побочным моментом, способствующем быстрейшему краху земной цивилизации, как это было в Уэллсовской "Войне миров". Кроме того, Кларк поистине "певец" первого контакта; помимо указанной книги его шедевры "Космическая одиссея", "Свидание с Рамой" и многие другие также связаны с этой тематикой.

Футуристическая утопия: Джейн Лоудон. "Муммия! История двадцать второго века". Строго говоря, первой утопией была классическая работа Томаса Мора, с характерным названием "Утопия", однако произведение классика относится к социально-философской прозе, а я тут всё же о фантастике. Словом, сказку мисс Лоудон мир увидел в 1827-м году, и с тех пор за этой книгой закрепилась слава бесконечно милой и женственной фантастики о счастливом благополучном обществе. Впрочем, статья в Википедии утверждает, что книга весьма серьезна и претендует на обширный прогноз общества будущего как с социальной, так и с технической стороны. Так ли это или нет - не знаю.

Постапокалиптическая антиутопия: Невилл Шют. "На берегу". Это одна из моих самых любимых книг, я хочу в ближайшее время посвятить ей и двум её экранизациям отдельный пост. Жутко депрессивный и безысходный роман о том, как остатки человечества доживают свои последние дни в ожидании радиоактивного облака, спускающегося с Северного полушария. Эта книга стала эталоном и шедевром жанра постъядерного апокалипсиса, который буквально расцвел на хорошо удобренной почве во второй половине прошлого столетия. С 1957-го года много потуг разной степени удачности было предпринято, чтобы описать последние дни человечества, и очень немногие подобрались по драматизму к оригинальному произведению.

Боевая космическая фантастика. Роберт Хайнлайн. "Звёздный десант". Ну, странно было бы что-то другое назначить первооткрывателем жанра настоящего мужского чтива, посвященному сражениям среди далёких звёзд. 1959-й год, друзья, вот это время было! Хотя разные там сайты утверждают, что еще и до Хайнлайна бравые земные мачо не давали покоя особо тупиковым ветвям галактической эволюции, на мой взгляд, именно "Звездный десант" стал наиболее известным и популярным образцом жанра.

Киберпанк. Уильям Гибсон. "Нейромант". Продолжаем наш вечер оригинальных свежих мыслей. Вообще-то дело обстоит так: Азимов придумал все эти штучки с искусственным интеллектом. Бетке придумал само слово "киберпанк", а Стерлинг изобрел форму и стиль произведений. Но первым, кто вдохнул атмосферу холодного техногенного нуара во всё это, стал, безусловно Гибсон. Эффект от произведения был таким мощным, что Суэнвик предложил всей компании называть друг друга "нейромантиками". Поскольку кроме Суэнвика в движении никто не склонен был к дешевому эпатажу, то мысль не пошла среди писателей. Зато пошла в народ.

Стимпанк. К. Джетер. "Адские устройства: безумная фантазия в викторианском стиле". Джетер нечаянно изобрел термин "стимпанк" во время интервью, посвященного выходу его книги в 1987-м году. В этом романе Джордж, сын часовщика, обнаруживает, что его отец - величайший изобретатель в истории, который изобрел даже механическую копию самого Джорджа. Механическая копия настолько хороша, что справляется со всеми делами намного лучше оригинала. Немало лулза героям доставляла и постоянная путаница - кто же из них живой, а кто - не очень. Когда Джетеру рассказали, что русские давным-давно уже эту историю показали по телевизору под названием "Приключения Электроника", писатель очень расстроился и, горюя и матеря проклятых иванов, помаленьку пристрастился к горькой. Последнее предложение - враньё.

Альтернативная история: Луис Джеффри-Шато. "История универсальной монархии. Наполеон и покорение мира". Скучно думать, что вся альтернативная история сводится к оспариванию поражения нацистов во второй мировой. Автор первой в мире книги в жанре альтернативной истории рассматривает вариант победоносной войны Наполеона в России. В 1814-м император возвращается в Париж, между делом громит Англию и правит всем миром. Как именно правит - не знаю. Боюсь, такую книгу сейчас уже не найти. Забавно, что даже в этом случае, как и с фашистами, альтернативная история связана с тем, что Россия проигрывает

Постчеловеческая космоопера. Иэн М. Бэнкс. "Вспомни о Флебе". Ну, собственно, с чего начались мои поиски. Думаю, бесполезно искать первоисточник самой космооперы - очевидно, что она родилась еще до "золотого века" НФ. Что привнесли современные течения sci-fi в старую добрую космооперу? Разумеется, искусственные интеллекты, модифицированных людей, существ, живущих миллионы лет и всю остальную тематику, столь милую сердцу каждого трансгуманиста. На мой взгляд, это первая более-менее вменяемая работа на тему свехцивилизации искусственного разума, учитывая весьма дремучий для постчеловеческой тематики год - 1987-й. Ну а если брать самое популярное произведение, то, наверное, к постчеловеческой космоопере можно отнести вторую часть тетралогии Дэна Симмонса - "Эндимион" и "Восход Эндимиона", но это уже 1998-й год.

Ну я еще, наверное, должен был здесь вспомнить Ди Филиппо с биопанком, Стивенсона с нанопанком и все остальные -панки, доставшиеся в наследство НФ от киберпанка, но вообще-то эти стили как были порождены одной-единственной книгой, так в рамках этой книги и остались, поэтому отдельно их рассматривать и смысла нет. Такие дела.

И да, чтоб не городить отдельный пост: Кори Доктороу публикует свой новый роман "Makers" в онлайне на сайте издательства TOR.