понедельник, 25 октября 2010 г.

Грег Иган. Рассказы.

Грег Иган, друзья - великолепный представитель современной научной фантастики: мощной, сложной, умной и увлекательной. На его счету уже достаточно солидный список крупной и малой прозы, а в кармане - Hugo, Locus и куча других наград. На великом и могучем писатель, к сожалению, представлен не так обширно, как хотелось бы, но, тем не менее, ключевой для его творчества роман "Quarantine" издан и у нас, а помимо романа, также в рамках сборников НФ вышли в свет несколько рассказов - о них и речь.

Основные идеи, которыми буквально нашпигованы произведения писателя, знакомы любому, кто не чужд технологической основе трансгуманизма: да, всё та же загрузка сознания, жизнь в виртуальных мирах, технологическое бессмертие. Вообще, на мой взгляд, в творчестве Игана особо выделяется колоссальность масштабов происходящего во времени. Зачастую события развиваются на протяжении тысячелетий. Например, в рассказе "Оседлав крокодила" постчеловеческая пара исследует ядро галактики, запросто перемещаясь между обитаемыми мирами со скоростью света в течение 15 тысяч лет - именно столько требуется электромагнитной волне, несущей оцифрованные разумы. Потом, в точке назначения, разум воплощается в физическом теле-болванке: вот и конец путешествия. Всё происходящее остается более-менее в рамках современной научной картины, никаких крейсеров и гиперпространства, и, пожалуй, именно такой способ сейчас кажется единственно доступным для настоящих путешествий между звездами. Захватывающе, конечно, но, знаете, подобный полет фантазии имеет несколько неприятный побочный эффект - вот эти все колоссальные тысячелетия совсем непросто ухватить мыслью. Те же 15 тысяч лет, из-за своей громадности, кажутся почти бессмысленными - а герои преодолевают их так, между прочим.

Кстати, этот метод межзвездных путешествий, когда со скоростью света перемещается лишь оцифрованный интеллект, очевидно, всерьез интересует Игана. В куда менее масштабном, но оттого не менее интересном рассказе "Индукция" действие начинается в недалеком будущем, когда человечество отправляет с субсветовой скоростью к дальней планете несколько крошечных "зернышек" программируемой материи. Правда, вскоре про них все забыли - годы идут, зернышки летят, да и новые мощные телескопы показали, что, видимо, зря отправили: ничего особо выдающегося в точке назначения нет. А тем временем "умная материя" добралась до финиша, развернулась и собрала из местных минералов фабрику. Еще несколько десятилетий, и фабрика создала робота, а робот - это уже полноценное тело для разума. Собственно, в эти тела и устремляются разумы двух участников первого запуска "зернышек", которые к тому времени стали постлюдьми. В трактовке Игана это фактически значит "отказались от белковых тел".

Отказаться от белковых тел, погрузить свое сознание в цифровую реальность и остаться там жить могут не только постлюди, но и пост-инопланетяне. Рассказ "Ковры Вана" - это вообще восхитительный фантастический вираж, где прекрасно всё, если закрыть внимание на тот факт, что подобное творчество уже совсем далеко ушло в сторону от беллетристики. Это, скорее, такой клубок научно-философских идей, нанизанный на спицы художественной литературы. Спустя 20 веков пост-человечество представляет собой сообщество полисов-анклавов, участники которых разделяют схожие философские ценности и взгляды на реальность. Основное интеллектуальное противостояние ведется между солипсистами и эмигрантами. Первые основываются на том, что человечество может творить любые виртуальные вселенные, сколь угодно сложные и непохожие на реальную, поэтому к физическому миру не испытывают никакого интереса. Вторые напротив, считают, что Вселенная бесконечно сложна и может служить местом для любых проявлений жизни. Однако инопланетные разумные существа, которых находит экспедиция эмигрантов, показывают, что реальность не похожа на представление о ней и тех, и других.

Грег Иган не ограничивается космической и виртуальной тематикой - это лишь одна из граней его творчества. Другая явно интересующая писателя тема - события, вызванные удивительными и парадоксальными квантовыми явлениями и их последствиями в макромире. Таков, например, прекрасный рассказ "Синглетон". В его основе лежит научная гипотеза мультивселенной, согласно которой любая декогеренция квантово-механической системы порождает отдельную Вселенную. Таким образом, каждую крошечную долю секунды рождаются бесчисленные ветви Вселенных, в которых любое событие реально, все, что может произойти - произошло, а все варианты выбора - осуществились. Главный герой с женой, столкнувшись с потерей беременности, решают завести ребенка-робота новейшего поколения, совершенно неотличимого от человека. Ему нужно лишь раз в несколько лет менять тело, так как синтетическое - не растёт. Однако протагонист-ученый принимает решение дополнить и без того великолепный искусственный мозг ребенка квантовым компьютером собственного изобретения. Поскольку в квантовом компьютере кубиты находятся в состоянии квантовой сцепленности, то декогеренция не наступает, и получается так, что искусственный разум живет одновременно во всех возможных Вселенных и может делать осознанный выбор из всех возможных вариантов. Воспользуется ли этим стремительно развивающаяся девочка? Как и любой подросток, она делает те же глупые ошибки, приводящие к жутким последствиям. 

Словом, Грег Иган делает отличную фантастику, но, к сожалению, местами не слишком качественную литературу. Что-то сумбурно описано, что-то проглочено, что-то недосказано. Герои-постлюди, при всей их сногсшибательной технологической мощи, больше похожи, в общем-то, на семейные пары из провинциального городка - согласитесь, не очень-то это придает достоверности путешествиям через полгалактики. Впрочем, во всем этом можно упрекнуть практически всех писателей "новой волны", особенно в том, что касается малой формы. Однако в отличие от недавно упомянутого Теда Чана, проза Игана несравнимо увлекательнее, сложнее и интереснее. Сюжет захватывает, научные идеи поражают воображение, масштаб и динамика присутствуют - всё, как положено. Хотя, может, творчество Игана попросту сильнее совпадает с моими НФ-стереотипами. Ну и ладно.