воскресенье, 29 июня 2008 г.

Занимательная физика, внезапно

На удивление чудесный день выдался, причем совершенно неожиданно.
После обеда с Викой выдвинулись на Горьковскую с целью приобщиться к современному искусству. Стимулом стали два флаера с текстом: "Фестиваль современного искусства, Александровский сад, 27 - 29 июня". Оказалось, что флаер наврал - на территории города, которая по нашим представлениям является Александровским садом, мы не обнаружили ни малейшего намека на скопления представителей и поклонников модерн-арта. Возможно, искусство не вынесло капризов погоды - либо, как вариант, просто устало от самого себя и ко второй половине воскресенья рассосалось по кофейням, барам и запыленным прокуренным квартирам - где ему, пожалуй, привычнее обитать. Впрочем, мы не особо расстроились.
Жертвой Викиной любознательности пал Планетарий. То есть Планетарий весьма удачно подвернулся именно в тот момент, когда в очередной раз начало тоскливо накрапывать, Вика начала капризничать - и, в общем-то, по совместному решению наука явилась достойной заменой куда-то исчезнувшей культуре. Местное действо называлось "Демонстрация маятника Фуко и всяких забавных штук из кабинета школьной физики". Штук действительно было много, и, признаться, многие из них, окажись в типичном физическом классе средней школы, серьезно способствовали бы повышению интереса к скучному предмету. Например, с их помощью наглядно было доказано, что Земля - вращается, несмотря на весь наш скепсис по этому поводу. Вращается быстро и яростно, сметая на своем пути хлипкие преграды, выставленные на пути маятника Фуко. Попутно было объяснено, что форма Земли имеет научное название "геоид", а не "тыквоид", на чем настаивали специализирующиеся на аграрной деятельности гости города, которые вместе с нами прятались от дождя. В опыте, доказывающем научную правомерность сюжета "Матрицы", неожиданно выяснилось, что я - ого-го какая энергетическая батарейка, а вот Вика - не очень. Впрочем, я сжульничал, предварительно засунув руки в карманы - они слегка вспотели и уменьшили сопротивление току до эффективных величин. Помимо разнообразных механизмов, призванных продемонстрировать явления в стиле "Занимательной физики" Перельмана (это из "топ-10" книг моего детства), обнаружилась внушительная коллекция девайсов времен начала компьютерной эпохи в СССР. Любопытно, что именно на этих изделиях эпоха советских ЭВМ и закончилась - кажется, что прямо тут, на втором этаже Планетария.
На верхней полке находится гипсовый бюст человекоподобного существа, имеющего на голове странную хуйню типа луковых ростков. Предназначение, эстетическая ценность и изображенная личность остались непонятыми.
Зато с легкостью была опознана другая личность. В углу лаборатории, среди старых мониторов, был обнаружен Отец-Основатель всего относительного. Гений возвышается в своем кресле над осциллографами и генераторами, своей мудрой и усталой улыбкой какбе выражая презрение к бестолковым туристам и кошмарному устройству звукоизвлечения, с коим поневоле вынужден соседствовать. В целом, выглядит неплохо, но, к сожалению, не настоящий. Из чего-то такого сделан.
Впрочем, наиболее достойным экспонатом оказался остроумный, эрудированный и слегка грубоватый лектор. Меня всегда восхищали люди, способные подать достаточно скучный материал интересно и неожиданно весело. Этот - именно из таких. Основным его развлечением стал процесс приобщения детей дошкольного возраста к высокой науке фразами "Кричи "ААА!" Смотри - видишь, сколько обертонов на синусоиде?" - чем довел их до совершенно невменяемо-забитого состояния и вызвал у родителей тихий восторг сокрушительной мощью своего интеллекта. Кроме того, в повествовании имелась и чисто бытовая ценность. Легко похерив общепринятые нормы морали и законодательства, лектор доходчиво разъяснил теоретические основы и практический подход кидания Ленэнерго на серьезные бабки путем взлома счетчика электричества. И правильно - обыватель должен осознавать практическую ценность серьезной науки.
Бонусом к лекции по физике стал исторический экскурс в старорусские системы измерения длин и масс. Это было все действительно здорово интересно, но, к своему стыду, я вот сейчас сижу и осознаю, что ничего из услышанного не помню. Совсем. Пожалуй, кроме того, что мой рост составляет 10 вершков (меня измерили), а масса Викиной сумки составляет половину её собственного веса. Ну, может, немножко поменьше - точность измерений там серьёзно страдает. Как случился такой провал в памяти - загадка, хотя, подозреваю, дело во внезапном озарении: именно в тот момент я осознал, почему не работает моя схема тактовой синхронизации, над которой я бьюсь уже две недели. Все-таки близкое присутствие лика Энштейна благотворно сказывается на мозговой активности.
А потом мы пошли ужинать, искать интересное кино и бестолково петлять по центру - но это совсем другая история.

Качество фото мерзкое, всё было сделано телефоном. As is.