четверг, 22 октября 2009 г.

Карл Шредер о футуризме и научной фантастике


В колледже Искусства и Дизайна провинции Онтарио НФ-писатель Карл Шрёдер готовится к защите работы в области "стратегическое предсказание". О том, как футурология влияет на его творческую деятельность, писатель рассказал в интервью блогу io9.

Расскажи, как случилось, что ты заинтересовался футуризмом.
Где-то в 2005-м году канадские военные наняли меня для того, чтобы сделать инсценировки по мотивам ряда их семинаров, связанных с предвидением будущего. У военных были кипы бумаг и отчетов, которые следовало осмыслить и переварить для того, чтобы получить краткий обзор, понятный даже четырёхзвездному генералу. Мы решили преподнести обзор в виде повести. Так появился "Crisis in Zefra". Африканский город-государство Zefra был их собственной выдумкой, и они позволили делать с ней что угодно. В итоге военные опубликовали повесть и она доступна, в частности, здесь. Это не первый случай, когда канадская армия обращается к писателям за помощью в создании вымышленного будущего. Сотрудничество началось более ста лет назад, так что это весьма старая традиция, которая позволяет взаимодействовать исключительно сложному набору идей.

Действие повести происходит через 20 лет от сегодняшнего дня. Какой опыт ты приобрел при её написании?
Если рассматривать любую новую технологию изолированно от других, то создается впечатление, что она имеет достаточно очевидное влияние на окружающий мир. Однако если пытаться скомпоновать несколько новых технологий под одной обложкой, то очень быстро выясняется, что они влияют друг на друга непредсказуемым образом. В противовес каждой лазерной пушке, каждому автономному бронекостюму или другим задумкам военных я обнаруживал, что самой лучшей обороной является смартфон, точнее, его возможность быстро собирать организованные толпы людей. Организованная толпа, как правило, побеждала любую из крутых технологий, которые были разработаны в моей воображаемой истории.

Каково это - быть футуристом по сравнению с писателем-фантастом?
Разница в том, что в качестве писателя-фантаста от меня вовсе не требуется оказываться в конечном итоге правым. Я уже несколько лет занимаюсь технологическим прогнозированием в первую очередь на уровне разработки общих сценариев. Мне хотелось бы более строго подходить к исследовательской методологии и статистическим методам. В конечном итоге я хочу перейти от создания умных научно-фантастических сценариев к роли профессионального прогнозиста, способного делать строго обоснованные предсказания.

В цикле романов «Virga» ты совмещаешь классических персонажей и приключенческую линию со своим уникальным высокотехнологичным сеттингом. Почему тебе нравится сочетать в некотором смысле старомодные приемы и современные?
Когда совместно с Кори Доктороу мы писали «Руководство полного идиота по научной фантастике», я сделал предположение, что вы сможете избежать проблем, если будете экспериментировать с сеттингом, или технологиями, или персонажами, или сюжетом – но вам не удастся избежать проблем, если вы будете экспериментировать со всеми этими характеристиками одновременно. Я называю это принципом констант и переменных. Можно поиграть с некоторыми характеристиками вымышленного мира как с переменными – сделать мир в прошлом или в будущем – или, например, сделать «а что, если…» с технологиями. Но чтобы читатель смог зацепиться и понять историю, которую вы рассказываете, попереживать за героев, вам понадобятся константы, концепции, которые не меняются.

В романах «Virga» я тщательно подбирал набор констант и переменных. Константами стали легко опознаваемые приключенческие герои в стимпанк-подобном обществе. Со знакомыми персонажами и культурами вам проще исследовать мир Virga, в котором очень много непривычного.

Политические мотивы в Virga также очень интересны…
В моих книгах поднимаются разнообразные политические темы. Изначально циклом «Virga» я хотел продемонстрировать огромное изобилие тем научной фантастики. Я решил не использовать идеи из разных эпох, а вместо этого взял классические истории в качестве шаблона. Sun of Suns задумывался как аналог Master and Commander («Хозяин морей») в космосе. Queen of Candesce - «Граф Монте Кристо». Pirate Sun – «Одиссея». Последний роман цикла, Sunless Countries, в основе своей имеет "Бриджит Джонс".

Также я внес науку старого образца. «Virga» - Ньютоновская научная фантастика. В цикле нет никаких научных достижений, появившихся в нашем мире после 1940-го года. Я хотел показать, сколько можно открыть и изобрести в научной фантастике, если даже ограничиться знаниями столетней давности

Не беспокоит ли тебя то, что изучение футурологии может разрушить твое вдохновение как НФ-писателя?
Совершенно невероятно, чтобы занятия прогнозированием разрушили мои творческие способности. Прогнозирование – это из другой области, не связанной с источником вдохновения НФ-писателя. Что я действительно заметил, так это то, что прогнозирование обеспечило идеями научную фантастику, посвященную ближайшему будущему. Я хочу целиком погрузиться в НФ о ближайшем будущем, что-то порядка от 5 до 50 лет от нашего времени, и эта фантастика будет полностью основана на строгих принципах предсказания.

В романе Lady of Mazes я предложил новую модель того, что значит «быть человеком». Именно этой идеи я хотел бы придерживаться при создании фантастики о ближайшем будущем. Я уверен в том, что если вы беретесь писать о влиянии когнитологии на личность и на общество, вам нужно подготовиться к скачку к радикально новой точке зрения на то, что вообще считать личностью. Исследованием подобных вещей я и займусь в контексте сюжета о программисте из трущоб Индии и западной домохозяйке, которая сожгла свой дом и сбежала – это люди, которые полностью понятны.