среда, 15 сентября 2010 г.

Чарльз Стросс о мире футуршока

 В этом году исполняется 40 лет с того момента, как остроумный термин "футуршок" сошел с одноименной обложки книги Элвина Тоффлера и принялся путешествовать по самым разным медиа-носителям: от строгих научных работ по социологии до копеечной апокалиптической беллетристики. Термин оказался удачным и вошел в обиход - более того, для футурологии и серьезной НФ тех времен "Future Shock" был примерно тем же, чем для современников стала идея "сингулярности". Впрочем, какое-то время назад "футуршок", как общественное явление, казался выходцем со страниц научно-фантастического издания "ближнего прицела"; однако не прошло и десятилетия, как всё предсказанное Тоффлером неожиданно оказалось самой что ни на есть основой нашей сумасбродной повседневности.

Чарльз Стросс в своем блоге констатирует факт, что современное общество насквозь поражено футуршоком. Почитайте ленты новостей. Ошеломительный рост религиозного фундаментализма и нетерпимости, возникновение странных причудливых культов, отрицание рационализма, рост консервативных и авторитарных настроений, постоянное ощущение тревоги и опасности - все это, по Тоффлеру, как раз свойственно социуму, испытывающему "слишком много перемен за слишком короткое время"
Моя рабочая гипотеза, с помощью которой я объясняю состояние дел в начале века, состоит в идее, что Тоффлер недооценил, насколько глубоким и всеобъемлющим окажется футуршок. Я полагаю, что футуршоком сейчас сковано что-то около 15-30% наших друзей - безволосых приматов. Симптомами являются отчаяние, тревога, депрессия, дезориентация, паранойя,  отчаянный поиск стабильности и надежды в повседневности, которая сотрясается от неприятных и нежданных перемен. Неудивительно, что любой, кто предложит догматичные, твердые и незыблемые ответы, мгновенно набирает популярность.
Конечно. Потому что религиозная однозначность и непоколебимость намного привлекательнее, чем замысловатая сложность научных дебатов. Далеко за примером ходить не надо: глобальные изменения климата, обещающие неизбежную и непредсказуемую нестабильность в ближайшие годы- это идеальный спусковой крючок для футуршока. Отрицание является единственно приемлемой эмоциональной реакцией на угрозу: если я не вижу, значит и меня не заметят, чего уж. С другой стороны, здесь играет важнейшую роль один из главных движущих факторов футуршока - информационная перегрузка. Информации настолько много, она настолько разнообразна, зачастую противоречива и двусмысленна, что в обществе футуршока внимание получает не тот, кто излагает объективные сведения, а тот, кто делает это громче и самоувереннее. Нужно ли тут приводить примеры?

Впрочем, что касается писателей-фантастов, то Стросс далеко не первый, кто обращает общественное внимание на четкое осязаемое воплощение идей Тоффлера. Несколько лет назад еще Стерлинг писал о недалеком будущем как о "черной дыре" в своем известном выступлении на семинаре по долгосрочному развитию цивилизации. Однако то, что еще вчера вымывало с мутными водами псевдофилософских рассуждений о наступающей сингулярности, сегодня происходит прямо здесь - и не в телевизоре, а за окном.