воскресенье, 17 октября 2010 г.

Стимпанк, киберпанк и третья волна футуршока в научной фантастике

В продолжение поста Аннали Ньювитц, попробую провести некоторые аналогии между художественными направлениями в научной фантастике и переменами в обществе, вызванными технологическими прорывами.

Промышленную революцию, перевернувшую мир полтора столетия назад, сейчас смело можно назвать первой технологической сингулярностью. В результате сингулярного перехода атлантическая цивилизация радикально изменилась, пройдя путь от аграрных обществ до развитых промышленных. Индустриализация явила к жизни первые литературные произведения, которые позднее будут, обобщенно, названы "научной фантастикой". Жюль Верн, Герберт Уэллс, отчасти Артур Конан Дойл стали литературными пропагандистами прогресса и тех фантастических событий, которые он обещает. Будущее виделось прекрасным, и лишь значительно позже стало очевидным, что промышленный рост неизбежно сопровождается крахом экологии и негативными переменами в обществе. Стимпанк и его наиболее яркое произведение, "Дифференциальный вычислитель", как раз и является литературным отражением всех страшных последствий первой сингулярности. В отличие от светлой, многообещающей научной фантастики первого поколения, "панк-составляющая" стимпанка описывает ужасы жизни беднейших слоев индустриального общества, мрачные заводские районы, окутанные вечным смогом, создавая в целом антиутопичный антураж. Именно стимпанк стал современным литературным воплощением футуршока эпохи первой сингулярности.

А в середине прошлого века начался второй сингулярный переход, вызванный повсеместным появлением дешевой вычислительной техники и глобальных коммуникационных сетей. И буквально тут же научная фантастика отреагировала на перемены - на сцену, сметая добрую, немножко наивную, гуманную и очень оптимистичную космическую НФ Кларка, Хайнлайна и Азимова ворвался мрачный, зловещий и депрессивный киберпанк. В киберпанке и, более широко, в посткиберпанке отражены все негативные и пугающие явления, которые неизбежно, как об этом и пишет Аннали Ньювитц, сопровождают сингулярные переходы цивилизации. Крах приватности, киберпреступность, глубокое социальное расслоение, бесконтрольное использование технологий - всё это последствия второй сингулярности, которыми пропитаны киберпанк-произведения.

Помните тот знаменитый стрип xkcd: "Мое увлечение - экстраполировать"? Сейчас цивилизация постепенно приближается к третьему сингулярному переходу, вызванному расцветом биоинженерии, нанотехники и нейронаук. Проводя аналогии, двух точек на виртуальном графике взаимосвязи литературных течений и технологических перемен, которые мы получили, стимпанка и киберпанка, достаточно, чтобы робко попробовать предсказать появление в ближайшем будущем третьей, новой мощной волны научной фантастики, нового "-панка", который станет отражением футуршока третьей сингулярности. Тут можно возразить, что сейчас уже существует масса произведений, которые так или иначе связаны с возможными негативными последствиями новой сингулярности - все эти "нанопанки", "биопанки" и прочие "-панки", запертые, как правило, в рамках одной книги, их породившей. Но дело в том, что вот эти произведения - чистой воды фантазия, поскольку сингулярность на то и сингулярность, что предсказать её последствия нет никакой возможности. А следовательно, и появиться серьезному антиутопичному направлению в научной фантастике нет возможности, поскольку неизвестны все отрицательные последствия сингулярного перехода. Стимпанк возник пост-фактум, спустя сто лет после индустриализации, когда все проблемы стали очевидны. Киберпанк расцвел одновременно с компьютеризацией общества, когда вектор развития технологий тоже стал очевиден - но, заметьте, не в начале 60-х, когда появились первые интегральные электронные схемы. Таким образом, оба художественных стиля, хотя и являются фантастическими, в действительности спекулируют на наборе заданных констант, но не переменных. Поэтому новый "-панк" третьей волны не может возникнуть раньше, чем прорастут зловещие семена новых технологий. Он обязательно заявит о себе - но только тогда, когда станут хотя бы в общих чертах масштабы бедствий, которые несет прекрасный новый мир.

Конечно, прямые экстраполяции никогда не работают. Конечно, антиутопии существовали всегда, вне привязки к технологическим прорывам. Конечно, наивно считать развлекательные литературные направления зеркалом перемен в обществе. Но я все равно буду ждать третью волну футуршока в НФ. Настораживает лишь то, что негативные явления, вызванные третьим сингулярным переходом, могут стать настолько глубокими, что и писать-то о них, собственно, окажется некому.