среда, 1 декабря 2010 г.

Пять прогнозов от Нассима Талеба

Ирония прогнозов недалекого будущего, которые делает Нассим Талеб - в самом факте их появления. Автор выдающейся книги "Черный лебедь: под знаком непредсказуемости" в своем произведении, которое во многом определило лицо современной футурологии, особо выделяет идею принципиальной непредсказуемости и непрогнозируемости будущего. Тем не менее, концепция "черного лебедя", непредвиденного явления, имеющего длительные последствия, подразумевает, что существуют общественные и коммерческие структуры, более-менее устойчивые к переменам, а есть те, которые к ним совсем не готовы. Таким образом, согласно теории, у нас есть возможность предугадать, какие социальные институты отомрут быстрее, а какие еще немного задержатся на исторической шкале. Именно на этом фундаменте Талеб формирует несколько взглядов на будущее, которое мы увидим к 2036 году. Четверть века с текущего момента - это достаточно удобный интервал рассмотрения: с одной стороны, за этот временной промежуток прогресс не уйдет настолько далеко, чтобы будущее стало вовсе непредсказуемым, а с другой - процессы, вызванные крахом неустойчивых к переменам социальных институтов к 2036-му году дойдут до финальной стадии.

И сразу в бой: упадок и деградация национальных государств. Экономические неурядицы, эгоистичность и некомпетентность политиков, несогласованность руководств, сложности управления централизованными системами - все это приведет к тому, что к середине века национальные государства полностью утратят свою роль. Оставаясь формально действующими, эти политические образования станут сугубо косметическими явлениями, не оказывающими существенного влияния на развитие цивилизации. На передний план выступят города-государства (как это уже было в истории перед наступлением эпохи модерна) и небольшие области-регионы. Возможно, они будут иметь собственные валюты, но, наученные печальным опытом Федеральной Резервной Системы, станут связывать деньги с некими материальными активами - например, с золотом.

Крупные транснациональные корпорации, сверхбюрократичные, мощные и неуязвимые, котирующиеся на мировых финансовых биржах, выплачивающие колоссальные бонусы - останутся в прошлом. Их сменят коммерческие организации, куда более устойчивые к "черному лебедю": маленькие, юркие фирмы, гибкие производства, семейные бизнесы - все, что не связано с биржами и с долгами. Эти компании будут эксплуатировать r-стратегию естественного отбора: жить недолго, но чрезвычайно активно.

Большинство технологий, которым сейчас больше 25 лет, все еще будут использоваться; большинство молодых современных технологий сгинут бесследно. Вот это просто прекрасно, и если бы был какой-то "цитатник футуриста", то эта фраза, чудесная в своей провокативности, должна была бы, на мой взгляд, занимать в нем верхнюю строчку. Автомобили, самолеты, голосовая связь, кофе-машины - всё это так же будет работать в 2036-м году, в то время как практически все технологии, появившиеся в последнюю четверть века, будут заменены более новыми и более совершенными.

Мир столкнется с крупными биологическими и сетевыми эпидемиями - прямыми следствиями глобализации. Ну, наверное, тут и комментировать нечего, уж столько сказано по этому поводу.

Религия переживет возрождение и расцвет, становясь носителем культурных и нравственных ценностей. Я думаю, это наиболее странный прогноз, и не потому, что сам негативно отношусь к религии, а потому, что он, насколько я помню, никак не следует из "черного лебедя". Уж скорее из "футуршока" Тоффлера. Наука же, по словам Талеба, будет давать все более малую практическую отдачу, потребляя все больше ресурсов. Кроме того, наука сфокусируется на задачах, которые не входят в её сферу интересов, постепенно переходя в философскую плоскость.

Кажется, основная идея прослеживается достаточно очевидно - повсеместная децентрализация, разуплотнение и упрощение. Очень напоминает историю, Европу после упадка Римской империи, правда? Ну и потом, всегда здорово, когда кто-то всерьез предсказывает крах национальных государств. Только бы самому при этом не присутствовать.