пятница, 28 января 2011 г.

Манифест геолокативного искусства

Геолокативное искусство, явление, придуманное Уильямом Гибсоном (хотя, наверное, не им, а кем-то другим, ещё раньше) обзавелось своим манифестом. Обычно именно манифестом называют кусочек бессмысленного в своей напыщенности текста, который позиционирует явление в современной медиа-культуре. Как и любому манифесту, ему свойственен прямо-таки, знаете, подростковый пафос и максимализм, выраженный во всех этих фразах наподобие "Мы врываемся в таинственные Врата Невозможного! Пространство и Время уже умерли!" Ну и так далее; в общем, если вы представляете себе, что такое субкультура, основанная на литературном киберпанке, то вы наверняка до боли знакомы и с разнообразными манифестами как таковыми - достаточно прочитать один, чтобы приняться поливать желчью все остальные.

Но в отличие от манифестов прыщавых "ковбоев киберпространства", возвышенный пафос манифеста дополненной реальности может иметь под собой прагматичный фундамент. Совершенно очевидно, что окружающая реальность, которую мы воспринимаем на бытовом, повседневном уровне, есть модель, которую мозг генерирует на основе информации, поставляемой ему органами чувств. Соответственно, дополненная реальность - это технология, которая впервые в истории потенциально может претендовать на возможность искажения реальности, а также симуляции объектов и явлений, которых не существует и даже не может существовать, не противореча при этом школьному учебнику физики. Конечно же, я имею в виду гипотетическую "серьезную," научно-фантастическую дополненную реальность, а не это "посмотри, как клево мой смартфон распознает картинки". Которая еще появится... да кто ж знает, когда она появится, хотя принципиальных технологических ограничений здесь нет никаких. Но, тем не менее, даже в плане научной фантастики возможности геолокативного искусства кажутся просто захватывающе безграничными. Вообще я к чему: пафос составителей манифеста дополненной реальности, на мой взгляд, вполне обоснован. Если бы этот пафос разделяли инженеры, а не гуманитарии, то было бы вообще здорово.