вторник, 5 апреля 2011 г.

Антропоцен и будущее жизни на планете

В последнем номере отечественного журнала "Химия и Жизнь" читал статью С. Комарова о том, что современность, в которой человек своей деятельностью качественно меняет условия жизни на планете, следует, в принципе, выделять в отдельную геологическую эпоху - антропоцен. Вообще, гипотезу о начале антропоцена впервые выдвинул в 2002 году Пауль Крутцен, который получил Нобелевскую премию по химии за теорию антропогенного происхождения озоновых дыр. Основные аргументы сторонников гипотезы опираются на два фундаментальных процесса в природе, которые происходят прямо сейчас: потепление мирового климата и шестое глобальное вымирание, сокращение числа биологических видов. Человеческая активность - это, скорее всего, и есть основной катализатор этих процессов.
Общество вряд ли легко воспримет концепцию антропоцена. Причина в том, что она наносит прямой удар по той системе верований и догматов, которая обеспечила великое ускорение и лежит в основе всей экономики, сформировавшейся после Второй мировой войны. В этой ситуации возникает так называемый когнитивный диссонанс, когда человек начинает свято верить в приятную для него концепцию, отказываясь воспринимать какие-либо аргументы, свидетельствующие о ее неверности. Так случилось в свое время с теорией Чарльза Дарвина, которая посягала на основу многих религий, состоящую в идее о божественном творении человека. О том, что аналогичное неприятие встретит столь же радикальная концепция антропоцена, свидетельствует «климатический скептицизм», когда люди, несмотря на очевидные повседневные наблюдения и научные данные, отрицают сам факт глобального потепления. А ведь потепление — лишь одно из всех антропоценовых изменений на планете. Необходимость пересмотра экономических основ современного общества — гораздо более болезненная процедура, чем признание происхождения человечества от обезьяны. С той разницей, что неприятие концепции антропоцена может поставить под угрозу существование самой человеческой цивилизации.
Впрочем, мне кажется, причина неприятия всемирного потепления среди многих далеко не безнадежных людей кроется не столько в когнитивном диссонансе, сколько в неприязни ко всем известным глобальным финансовым структурам, которые ловко воспользовались явлением для манипулирования экономическими системами подчиненных стран, в том числе и нашей. Здесь нужно, как мне кажется, совершенно четко отделять одно от другого: реальное физическое явление от очередной финансовой махинации, воплощенной на этот раз под химерой "торговля квотами на выбросы парниковых газов". Но я сейчас не об этом.

Буквально на днях вышла очень интересная научно-популярная книга, которую лучше всего получится описать фразой из самой книги: "Добро пожаловать в Антропоцен". В этой работе её автор, Курт Стейгер, пытается заглянуть далеко, очень далеко в будущее и подсмотреть, как дальше будет развиваться планета с учетом всего того, что человек разумный успел на ней натворить. Книга называется "Deep Future: The Next 100 000 Years of Life On Earth", и фрагмент из неё доступен на сайте Tor Books. Антропоцен - это факт объективной реальности, пишет автор. Человек уже полностью изменил мир, и последствия индустриальной революции будут сказываться ещё десятки тысяч лет: теплая Сибирь, Арктика безо льда и отмена нового ледникового периода - вот то, что уже гарантированно ожидает наших потомков. Мы, вся цивилизация то есть, можем приложить усилия и попытаться радикально уменьшить выбросы парниковых газов, но это лишь несколько замедлит неизбежный процесс, позволив выиграть время на то, чтобы приспособиться к новым экологическим условиям.

Кажется, это первая попытка прогноза, который далеко выходит за рамки этого столетия, и в то же время показывает, какой мощной силой природы стала человеческая деятельность (что характерно, побочная и незапланированная). Но потепление климата - лишь одно из проявлений эпохи антропоцена. Другое масштабное проявление - это массовое сокращение биоразнообразия, массовое вымирание, другими словами. В Nature недавно вышла статья об исследовании, в ходе которого были сравнены данные палеонтологов и текущее состояние дел в живом мире - все говорит о том, что мы сейчас являемся свидетелями шестого вымирания. Точнее, не свидетелями - виновниками. Еще Джарред Даймонд в своей нашумевшей работе "Ружья, микробы и сталь" писал о том, что в древности вымирание мегафауны поразительно точно по времени совпадало с тем, как человек расселялся по планете. Собственно, жрать хотелось, да и спать спокойно, ну и вот. В дальнейшем человек своей хозяйственной деятельностью постоянно совал природе палки в колеса: то охотники поголовно истребят пушистых милашек, то нефть выльют в море, то кислотным дождем оросят окрестности завода. Но, пожалуй, самый главный фактор вымирания - это темпы роста температуры: все происходит так быстро, что большинство видов не успевает приспособиться к изменениям.

В эпоху антропоцена у человечества есть два пути: консервативный и прогрессивный. Консервативный заключается в попытке возврата в предыдущую эпоху, в голоцен. Для этого необходимо ввести по-настоящему строгие экономические и социальные меры, включая, судя по всему, контроль за рождаемостью и практически полный отказ от сжигания ископаемого топлива. Прогрессивный же путь сводится к тому, чтобы еще больше усилить вмешательство в естественный ход событий и, фактически, взять на себя формирование искусственной среды обитания, что так хорошо знакомо всем нам, любителям научной фантастики. Снова цитируя С. Комарова
...это и управление погодой, в частности распыление аэрозолей в тропосфере для охлаждения планеты, и создание полностью искусственных ландшафтов вроде многоуровневых городов с комфортным микроклиматом, и передача управления планетой мощным компьютерам, и всеобщая роботизация, и освоение планет с выведением туда избыточного населения, и даже получение искусственных форм жизни. Очевидно, что такая программа потребует совершенно иного уровня координации деятельности людей, иного мироустройства, в котором невидимая рука рынка, расставляющая все на свои места, совершенно невозможна.
К сказанному нечего и добавить.