понедельник, 1 марта 2010 г.

Роберт Чарльз Уилсон. "Спин".

Лиричный, эмоциональный, умный и немножко печальный научно-фантастический роман о любви и преданности, отцах и детях, вере и знании, о надежде, об эволюции и о разуме в масштабах Галактики.

Мне жаль, что давно закончилась эпоха великолепной англо-американской "социальной" научной фантастики. Грустно, что прошли десятки лет с тех пор, как свет увидел "Время звезд" и "Астронавта Джонса" Хайнлайна, "Пересадочную станцию" и "Кольцо вокруг Солнца" Саймака - и с тех пор так мало появилось произведений, которые могли бы стать с ними в один ряд. В этом смысле на вес золота каждый современный роман, основанный на идеалах классической НФ - гуманизме, вере в торжество разума и прогресса. Роман Уилсона - именно такая драгоценность. В отличие от чисто постмодернистской холодно-колючей "Ложной слепоты", практически целиком состоящей из идей, концепций и технологий, "Спин" - это образец лиричной, теплой и очень "человечной" научной фантастики, в которой центральное место занимают люди, их отношения и эмоции.

В сущности, фантастическое допущение, которое определяет значительную часть сюжета, в романе всего одно, но зато какое. Планету целиком накрыла странная оболочка, за пределами которой время идет почти в сто миллионов раз быстрее земного. Пока на Земле проходит одна секунда, за оболочкой-"спином" пролетает больше трех лет.
Для Вселенной Земля представляла собой планету, застывшую в почти полной неподвижности. Травинки, срезаемые косилкой, росли в течение столетий, солидно и неспешно, можно сказать, "эволюционировали". Газонокосильшик, сила природы, рожденная за пару миллиардов лет, медленно, но верно срезал их, и они, отделенные от корней, почти неподвижно застывали в воздухе, удерживаемые силой земного тяготения, много-много лет парили между Солнцем и Землей, глиной Мафусаиловой, в которой рылись черви, в то время как в дальних галактиках рождались и погибали империи.
Нет, "спин" действительно потрясающая штука - мало того, что сам его принцип не подчиняется ничему из того, что мы называем современной физикой, так еще он избирательно проницаем - разрушительные метеориты и концентрированное гамма-излучение он задерживает, а человеческие исследовательские аппараты в открытый космос пропускает - словом, человечество, казалось бы, вот так вот вдруг оказалось у Господа за пазухой. Однако проблема в том, что Солнце смертно, и эффект "спина" приближает цивилизацию к моменту гибели Солнца с ошеломительной скоростью. Люди осознают это, и, поскольку цели и намерения существ, закутавших планету в темпоральный кокон, никому ровным счетом неизвестны, человечество предпринимает попытки основать себе запасное убежище на Марсе.

Знаете, меня больше всего поразила не идея вневременной оболочки-"спина", и не образ распределенного по всей Галактике сверхразума, а история с заселением Марса. Сама идея терраформации планеты, конечно, не нова, но, умноженная на эффект "спина", она дает удивительное явление, когда прямо под боком, на бывшей мертвой соседней планете, возникает мощная самодостаточная пост-человеческая цивилизация с многотысячелетней историей - а в это время на Земле прошел всего десяток лет! Самое забавное, что люди одного и того же поколения отправляют на Марс ракеты с бактериями, а спустя несколько лет становятся свидетелями прибытия марсианского посла, внешнее сходство которого с древними земными предками не так уж и очевидно.
- Представь себе, что наша ракетная флотилия появилась из-за мембраны. - Он ткнул пальцем в воздух. - Одна секунда, раз - и все. Но для ракет это три с лишним года. Секунду назад они были еще в околоземном пространстве. А сейчас они уже на Марсе, доставили туда свой груз. Это буквально так, Диана, без преувеличений. Это уже произошло. Минута по твоим часам - сто девяносто лет на часах внешних. Сейчас, пока мы говорим, прошло двести лет эксперимента. За наш час они проведут на Марсе 11400 лет. Через сутки они уже будут размножаться в течение почти 274000 лет. Пройдет год, и мы пошлем следующую армаду организмов, дышащих, и они начнут выделение кислорода из углекислого газа. Еще год - мы добавим травы, другие растения, более сложные организмы. И когда все это стабилизируется в некую гомеостатическую планетарную экологию, направим туда людей. Понимаешь, что это означает?
- Скажи, - мрачно буркнула Диана.
- Это значит, что через пять лет на Марсе образуется процветающая человеческая цивилизация.
В сущности, история, рассказанная в романе - это история "поколения спина", людей, выросших и повзрослевших в мире, лишившемся звёзд. Я не зря в начале упомянул о "социальной" фантастике: в основе книги, несмотря на удивительные события, в первую очередь лежат судьбы и характеры главных героев. Это замечательная история о противостоянии отца и сына - бизнесмена и политика И-Ди и ученого-технократа Джейсона Лоутона. Трогательная и лиричная история любви Тайлера к своенравной Диане, которую он пронес сквозь всю жизнь. История о противостоянии и противопоставлении разума и веры в лице Джейсона и сестры. Наконец, это история о том, как измученное ожиданием близкого краха и предчувствием конца цивилизации человечество получает в подарок бесконечное количество прекрасных миров. В книге нет вообще ничего, что можно было бы назвать "экшном" (не считать же таковыми короткие эпизоды, в которых Тайлер скрывается от властей), нет и практически никаких захватывающих пред-апокалиптических картин, в которых человечество охвачено паникой перед ликом гигантского оранжевого умирающего Солнца. Такие сцены, наверное, могли бы добавить немножко динамизма к финалу книги - но финал романа вполне самодостаточен: красив, закончен и многообещающ одновременно.

Блестящий роман, полный эмоций и идей, с которым искренне жаль расставаться, а дочитав, хочется вернуться к началу и приступить заново. С нетерпением ожидаю "Axis" - следующий роман трилогии Роберта Чарльза Уилсона.